Чтобы обсудить теории заговора вокруг COVID-19 в эфире ГУЛа встретились доктор биологических наук Михаил Гельфанд, историк и заслуженный учитель РФ Тамара Эйдельман и профессор Лидского университета и автор книги «Русская культура заговора» Илья Яблоков. Пересказываем из этого эфира самое главное.

Почему люди сегодня так охотно верят в теории заговора?

Тамара Эйдельман: Так было всегда. Когда в V веке до нашей эры в Афинах во время войны со Спартой начался мор, первое предположение, которое возникло у местных жителей: спартанцы отравили колодцы. А в XIV веке во время пандемии чумы сначала во всем обвинили евреев, а затем возникла версия, что ее распространяют прокаженные. Поиск врага, который нас губит, — это извечное.

Одна из конспирологических теорий гласит, что COVID-19 специально создали в лаборатории. Есть какие-то основания верить этому?

Михаил Гельфанд: Говорить об искусственном происхождении COVID-19 нельзя. Нобелевский лауреат Люк Монтанье, который абсолютно серьезно заявляет об этом, на мой взгляд — при всем уважении — выжил из ума. А то, что государственные чиновники в разных странах повторяют истории про искусственно созданный вирус — это просто безобразие.

Еще одна теория — происхождение нового вируса связано с ВИЧ. Об этом вышли две статьи, но одну из них отозвали сами написавшие ее ученые, а автор второй и до этого был известен скандальными публикациями. Текст этой статьи я даю своим студентам в качестве домашнего задания — искать в нем ошибки.

Почему здравомыслящие люди вдруг начинают верить в теории заговора, о которых прочитали в соцсетях?

Илья Яблоков: Первая проблема — медиаграмотность. Люди не разбираются, откуда приходят новости и каким из них можно верить. Сейчас огромное количество людей находится дома. Им нечем заняться, поэтому они сидят в интернете, в мессенджерах и в соцсетях, бесконечно читая посты и сообщения. Они не смотрят на источник информации, не относятся к ней критически. А ведь надо остановиться и подумать, что именно ты прочитал, где ты это увидел — и только потом делать вывод, верить этому или нет. Есть и вторая проблема — демократизация производства знания. Если раньше этим занимались хорошо обученные люди, то теперь производить знания способен любой: написать пост, твит или опубликовать видео, которое потом могут увидеть сотни тысяч человек.

Как возникла теория о связи эпидемии с установкой вышек 5G?

Илья Яблоков: Все началось с заявления британского автора теорий заговора Дэвида Айка, который сказал, что коронавирус связан с 5G. Эта история возникла не на пустом месте: одна китайская компания должна была поставить в Великобританию вышки, но вокруг этого шла большая дискуссия, поскольку спецслужбы боялись, что вышки могут способствовать утечке данных. Этот вопрос в течение нескольких месяцев обсуждался в прессе, а когда началась эпидемия коронавируса, на этой почве и выросла конспирологическая теория. К слову, Айк является убежденным сторонником того, что все мировые элиты состоят из представителей расы рептилий, прилетевших из космоса. У Айка огромная аудитория, а его лекции собирают стадионы.

Какие еще конспирологические теории возникли в связи с эпидемией коронавируса?

Илья Яблоков: Глобальных теорий заговора немного. Как правило, они активизируют локальные страхи и проблемы, которые есть у людей. В начале пандемии коронавируса в Европе возник страх перед китайцами. Потом в появлении заболевания начали винить мировые элиты — якобы, это заговор против нищих. В эту концепцию, например, вписываются обвинения в адрес Билла Гейтса. В России недоверие к институтам власти и страх перед ними порождают свои слухи и городские легенды — например, что врачи хотят заработать на эпидемии коронавируса. Якобы, чем у большего числа людей они найдут Covid-19, тем больше получат. Подозрительность, которая стала политическим инструментом в России в последние два десятилетия, дала простой эффект — люди не верят вообще никому.

Как верифицировать информацию?

Михаил Гельфанд: Конспирология хорошо работает только тогда, когда ложится на толстый слов невежества. Но если в XIV веке это было простительно, поскольку никто не знал, чем на самом деле вызвана чума, то в ХХI веке — это полное и абсолютное безобразие, поскольку возможность разобраться в вопросе есть у каждого. Ну и банальное мнение: не надо спрашивать балерину, что она думает про ГМО, а музыканта — про вирусы. Эти люди не разбираются в том, о чем говорят. Статус знаменитости дает им возможность высказаться по любым вопросам, но лучше бы они от этого воздержались.