С женой мы познакомились еще в детстве, когда были вместе в пионерском лагере. Потом разъехались, встретились через несколько лет, как-то все закрутилось, и вот уже 8 лет мы вместе. В отношениях самое главное — взаимоуважение и комфорт. Когда и ты не хочешь переделать человека, и он тебя не хочет переделать. Ты идешь домой и рад тому, что там именно этот человек. Наверное, кто-то назовет это любовью.

По профессии я психиатр, нарколог и гипнотерапевт. Гипноз — действенная техника. Очень хорошо поддаются лечению гипнозом неврозы. Это очень большая группа заболеваний, куда входят и фобии, и тревожные расстройства, и проблемы со сном, и панические атаки. Невроз это болезнь, вызванная каким-то фактором какой-то трудной ситуацией, горем. Благодаря гипнозу можно этот невроз убрать, вылечить. Существует такой киношный миф, что просыпаясь от наркоза, герой не помнит, что говорил в процессе. На самом деле, это не так. Находясь в состоянии транса, человек полностью контролирует все, что происходит вокруг. Невозможно с помощью гипноза внушить человеку то, что противоречит его мировоззрению и жизненным устоям. Невозможно и выведать что-то у человека без его воли — человек просто не даст это сделать, и внушение не сработает. Чтобы гипноз состоялся, человек должен сам хотеть быть загипнотизированным. А если человек не хочет этого и относится к гипнозу скептически — ничего не получится.

Гипноз — это глубинная работа под действием техник внушений в ответ на тот или иной запрос. Скажем, вы пришли ко мне потому, что боитесь насекомых. Я ввожу вас в состояние гипноза и убеждаю, что вы насекомых не боитесь. Но при этом, базовых ценностей я пошатнуть не смогу. Нельзя внушить вам, что вы хотите кого-то убить, или причинить себе вред.

«Базовых ценностей гипноз пошатнуть не может Нельзя внушить вам, что вы хотите кого-то убить, или причинить себе вред»

В последнее время было несколько громких историй перехода терапевтами границ по отношению к пациентам. Дело в том, что любой настоящий откровенный разговор — это близость, и велик соблазн войти в еще более близкие отношения. Но у меня таких ситуаций не было. Возможно потому, что я из медицинской семьи — третье поколение врачей — и у меня с молоком матери впитано убеждение: своих не лечить. По этой причине я никогда не вводил в гипноз, например, мою жену. Важно быть беспристрастным по отношению к пациенту. А близким мы всегда хотим всего самого лучшего, поэтому велик риск утратить беспристрастность, а в итоге навредить. По окончании терапии, некоторые из моих бывших клиентов становились моими хорошими знакомыми, но не более.

Сейчас, в ситуации изоляции и карантина, многие ощущают тревогу. Есть техники, с помощью которых можно найти первопричину этой тревоги и поработать с ней. Мой совет — надо поменьше сидеть у себя в голове и придумывать себе проблемы. Сумасшествие начинается именно с самокопания. «У меня куча времени, давайте-ка я подумаю, почему у меня не клеятся отношения». От этого становится только хуже. Нужно работать с терапевтом, чтобы тот разъяснил разницу между самоанализом и самокопанием. Самоанализ имеет какую-то цель, а самокопание — нет. Если заниматься анализом без цели, закопаешься еще больше в свои проблемы, потому что не будешь видеть никакого результата, выхода. Тогда появится невроз. Сейчас вот нужно просто заниматься тем, что нравится.

Другие герои из рубрики