В середине марта я ушел в самоизоляцию и с тех пор выходил на улицу раз пять. Стараюсь заказывать самое необходимое онлайн и гулять на балконе. Мою работу — я занимаюсь компьютерной графикой и спецэффектами для кино — можно делать на удаленке, хотя, конечно, возникают сложности из-за недостатка коммуникаций. В студии всегда можно подойти к коллеге, что-то спросить, поправить — а сейчас приходится решать все в скайпе.

Мы делаем фильм «Конек-горбунок», который должен выйти в конце года, и я на нем работаю супервайзером. У меня несколько сцен, по которым нужно выдавать результат по графику. Работы много, поэтому сижу допоздна. В конце дня остается сил только на то, чтобы позалипать в сериалы, позаниматься английским или почитать книги. А еще созваниваюсь со своими англоговорящими друзьями, с которыми в прошлом году работал над мюзиклом The Cats, когда жил в Австралии.

Еще я музыкант — у нас группа с Полиной Фаворской, бывшей участницы группы Serebro. Совсем недавно мы выпустили новый альбом, а сейчас хотим сделать онлайн-концерт.

А еще я бросил курить. Может, это не самое лучшее время для такого решения — куча работы, нервов, и все склоняет к тому, чтобы выкурить сигаретку. Но мне кажется, это была больше психологическая зависимость: куришь, когда ждешь пока видео прогрузится. Сейчас я стараюсь потратить это время с пользой. Держусь уже три недели, и мне хорошо — а до этого курил 10 лет.

В целом, я не скучаю, но в четырех стенах находиться сложно. Мне нужно общение, новые знакомства. Когда карантин закончится, первые несколько дней я дома буду появляться только для сна, а все остальное время буду гулять в парках и встречаться с друзьями. Буду делать все, что было запрещено: здороваться, обниматься и постоянно трогать лицо. И, конечно, поеду за границу.